Строгий редактор. Правит и литературно обрабатывает текст
Seditor.pro

Услуги редактора. Правдивого. Строгого

Стол редактора Олега Чувакина, клавиатура Leopold

Услуги писателя и редактора? Берите выше. Избегайте затёртых слов. Я продаю месяцы и годы. Вы покупаете не услугу, но жизнь. Я обслуживаю клиента как себя; я работаю над его рукописью с тою же страстью, как над собственным словом.

Оглавление

Продаю месяцы и годы

Стоимость услуг редактора? Цена жизни!

Живое лицо. Личное отношение к делу

Писатель и редактор. Сочетание редкое

Избирательный подход. Текст важнее денег

Цены жиже, счастье гуще!

Как и сколько платить. Как связаться

Продаю месяцы и годы

Мемуары. Роман. Повесть. Сборник рассказов. Книжка сказок. Публицистика. Стилистически выверенные страницы для сайта.

Я сделаю всё это для вас.

Отредактирую. Перепишу. Напишу по вашим идеям и планам.

Я продам вам своё время.

Вы будете меня бояться — ведь на ваших глазах свершится чудо. Неряхи-черновика больше нет; на свет родился сияющий белизною листов чистовик. Явились миру ровненькие строчки эпизодов, глав и частей.

Вы желаете этого. За этим вы сюда и пришли.

Читайте дальше.

Стоимость услуг редактора? Цена жизни!

Цена труда редактора есть цена его жизни. В прямом смысле слова. Переработка и правка рукописи означают волшебную перемену текста: превращение черновика в чистовик, а чистовика в книгу.

Редакторский труд долог. Совершенствуя фразу за фразой, переписывая страницу за страницей, человек щедро отдаёт вам, посвящает вашей идее и книге часть своей жизни. Месяцы и годы невозвратны.

Редактура, а там паче литературная обработка текста — ценность не одномоментная, а нарабатываемая. Она создаётся медленно. Её главное измерение — время.

Взгляните на настенный календарь. Зачеркните мысленно недели и месяцы. Закрестите жирно весь год. Протяжённость во времени — вот откуда достаётся истинная цена, вот где кроется глубинное понимание труда.

Человеческое, глубоко личное отношение к труду и к обслуживанию встречается, увы, всё реже. Принижение труда характерно для обеих сторон: исполнителя и заказчика. Дежуря на потоке, первый частенько норовит поскорее избавиться от требовательного клиента. Второй желает сэкономить и нанять того, кто обещает сделать правку быстрее всех. Идеальный текст у этой пары не родится: ведь, едва сойдясь, два участника союза спешат развестись.

Между исполнителем и заказчиком то и дело вклинивается посредник, который прикарманивает львиную долю дохода, а заодно лишает исполнителя стимула для вдумчивой работы.

Во многих местах заказы на редактуру оцениваются по единому тарифу, без разбора, а затем раскидываются по безымянным специалистам, которые вчера правили технические рукописи, сегодня переписывают фэнтези, а завтра возьмутся за переводной реалистический роман или биографию.

Часто заказчик не представляет, к кому в конце концов попадёт его рукопись. Бывает, он и не интересуется этим.

Рынок становится безликим. Лица растушёвываются и вовсе стираются. Это никуда не годится.

Живое лицо. Личное отношение к делу

Когда-то лидирующие американские продавцы учили продавать не товар, а себя. К примеру, этому учил торговец автомобилями Джо Джирард, прописавшийся в Книге рекордов Гиннесса.

Личный фактор мог считаться приоритетным. И приносить изрядную прибыль. Мог! Далеко не все умели продавать так, как продавал Джо.

Сфера услуг много сложнее торговли. Ибо здесь нет ничего готового. Продаваемое нужно прежде произвести — создать. Создание ценности в виде отшлифованного текста означает передачу части жизни в распоряжение покупателя услуги.

Жизнь не безлика.

Редакторская услуга имеет лицо. Должна иметь. Это исключительно персональный сервис. Он весь — личное отношение. Из чего складывается такое отношение? Из таланта, опыта, способности вжиться в авторский текст, любви к делу и ответственности, граничащей с преданностью. Попробуйте сократить список слагаемых. Сумма съёжится, измельчает.

Хороший редактор непременно специализируется: за годы практики подбирает для себя несколько направлений и там прилагает талант, беспрестанно совершенствуясь, наращивая опыт. Другие направления он не трогает. Таким-то вот образом он даёт своим клиентам наилучший результат.

Такой подход, когда одно отвергается (нет, и не уговаривайте), а другое принимается (да, я готов с вами работать), даёт гарантию эффективного сотрудничества. Разборчивость основывается на опыте и на самом деле подчиняется ценности клиентского желания. Ведь нет такого клиента, такого автора, который хотел бы, чтобы его считали галочкой в ведомости и чтобы к его произведению, плоду его труда отнеслись безразлично, с ленью или наплевательски.

Разборчивый редактор не примет заказ, ежели сочтёт, что рассматриваемый текст находится за пределами круга его интересов и опыта. И, наоборот, с удовольствием возьмёт заказ при совпадении сфер. С «совпадающими» клиентами у редактора завязывается настоящая дружба.

Так-то и образуется у творческого производства, называемого канцелярским словом «услуга», живое лицо.

Обращаясь ко мне, вы изначально знаете: ваш заказ выполню я. Ваш файл секретарша не передаст кому-то там в порядке очерёдности. Ваша папка не отправится к безликому редактору, сидящему в пыльном угловом отделе. Вас не отфутболят к менеджеру, к распорядителю, дежурному, помощнику или буфетчику. Я продаю прямой живой сервис. Человеческий. Никаких «подойдите попозже» или «знаете, этот редактор куда-то запропастился», или «к сожалению, вашу рукопись мы потеряли в текучке». Нет! Никакой текучки, никакого бюрократизма. Вы имеете дело со мной, я имею дело с вами, меж нами никаких преград и посредников.

Писатель и редактор. Сочетание редкое

Кто лучше всех поймёт писателя? Разумеется, писатель. Писатель и редактор в одном лице — выбор наверняка. Человек, который будет работать с рукописью клиента как со своей, встречается нечасто. Вот почему к нему нелегко пробиться.

Сотрудничая с редактором-прозаиком, вы постепенно откроете для себя приёмы литературного мастерства, запомните, как ими пользоваться, где применять. Вы узнаете то, чего не знают ваши коллеги по цеху, ваши конкуренты и завистники. Вы станете писать образнее, выразительнее, точнее, а в совокупности богаче. Вы улучшите стиль, подстегнёте воображение. Вы отыщете свою дорогу и придёте к подлинной красоте художественного слова.

Новый ценный опыт вы приобретёте прямо на практике, изучая редакторскую правку: комментарии на полях, замечания, собрание типичных ошибок, отзывы, указания.

Вы автор, а потому вы непосредственно участвуете в правке. Редактор-писатель работает в паре, он не прячется от вас в кабинете, не швыряется стаканами, не кричит: «Отстаньте, не смейте меня беспокоить!» Он участник вашей команды. Редактура — дуэт, а не сольное исполнение. Итог сотрудничества — гармония и дружба.

Творческое сотрудничество я понимаю как сближение двоих, разделивших единую цель: дать миру совершенное литературное произведение.

Мои рассказы и повести, статьи о писательстве, литературную биографию и итоги прозаических конкурсов, мною проведённых, вы найдёте на авторском сайте «Счастье слова». Он давно прописался в Интернете. Там же вы увидите отзывы читателей и клиентов. Я не дублирую их здесь.

Десятки лет я пишу собственные тексты. Художественные и публицистические. Пишу и правлю. Если б мне понадобился редактор, я нанял бы себя: более подходящего работника я пока не встретил. Мне нравится, очень нравится, как я переписываю, шлифую, выбеливаю свои романы, повести, рассказы, эссе, статьи для сайтов. Я доверяю себе, я привык рассчитывать на себя.

В моём доверии к себе великого секрета нет. Я нахожусь на своём месте. И занимаю это место давно, с первой половины девяностых годов.

В слове — моё призвание. Лучше всего у меня получается создавать и доводить до ума тексты, как свои, так и чужие. К чужим я отношусь как к своим; иначе не умею, ибо и чужим увлекаюсь как своим.

Вот почему я делаю редакторскую работу непременно с удовольствием, с радостью.

Я не вздыхаю и не ленюсь. Работа со словом улучшает мне настроение, вдохновляет меня. Человек, который занимается любимым делом, выглядит моложе. Счастье — писать свои рассказы, но счастье и писать рассказы вместе с кем-то, помогать людям создавать прекрасную прозу.

Олег Чувакин, у книжного шкафа, прочитал 8000 книг, сердитор

Я отлично выгляжу. Чтение омолаживает. За моей спиной, за стеклом — малая часть моей домашней библиотеки. Всего я прочитал 8000 томов. И продолжаю много читать. Писатель начинается с читателя.

Избирательный подход. Текст важнее денег

Мы выяснили: я живой человек. Стало быть, моим силам поставлен предел.

Тот, кто сегодня раздумывает, завтра опоздает. Трое, пятеро в один день, разом? Слишком много! Кому-то из троих или пятерых придётся искать другого редактора.

Я работаю один. За качество работы и за сроки исполнения отвечаю я один.

Клиентов у меня мало. Что это значит? Не то, о чём вы, быть может, подумали. Это значит: я не хочу работать слишком много. Не хочу свалиться со стула от переутомления или потерять зрение.

Править тексты в спешке, переутомляться, пропускать ошибки я не хочу и не буду. Потому я не обслуживаю всех подряд. Я продаю силы и способности тем, кому могу принести наибольшую пользу. Тем, кто считает встречу со мной большой удачей и даже мистическим подарком космоса. Кто нашёл во мне единомышленника или по крайней мере хорошего редактора.

Это избранные.

Двух-трёх человек в год с романами довольно. Больше я не потяну. Бывает, накапливается очередь.

Я не лгу авторам, не торгую лестью, не тешу тщеславие начинающих писателей. Моя цель — не набрать побольше заказов, не заполучить клиентов любой ценой, не вытянуть у доверчивых авторов денежки. Я не сдвигаю сроки заказов, не гоню халтуру и не обманываю новичков иными способами. Я работаю в удовольствие и отдаю всё своё внимание, а с ним и часть жизни тому, кто нашёл во мне подходящего редактора и в выборе своём утвердился.

Я не передаю заказы на откуп, не нанимаю фрилансеров и не сотрудничаю с посторонними товарищами и компаниями. Никогда. Ни при каких условиях. Я предлагаю и продаю исключительно личный сервис.

Все присланные тексты я правлю и переписываю сам. Только так.

Каждый клиент получает весь мой опыт, все мои знания, все мои способности. Получает в своё распоряжение. А заодно берёт счастье. Даром. Мне не жалко им поделиться; от этого его становится ещё больше.

Деньги сами по себе мне неинтересны. Деньги как таковые, деньги ради денег меня не привлекают. Мне дорог результат. Эффект моего труда. Мне важно моё достижение, которое становится и достижением клиента.

Да, деньги имеют материальную ценность. Бесплатно я не работаю. Но куда более ценно осознание собственных способностей, собственной силы.

Это источник признания. Источник счастья.

Счастье это аргументированное. Найденное, испытанное, строго доказанное. По моему эссе «Выбора нет» выпускники российских школ пишут сочинения. Это сегодня. Когда-то, в молодости, я, как и многие начинающие прозаики, тоже писал слабенько. Счастливую дорогу я выискивал долго. Упрямо выискивал. Нашёл.

Теперь я выведу туда и вас.

Давайте-ка подытожим. И на картинки посмотрим.

Цены жиже, счастье гуще!

Проведя рукопись через мою редактуру и литературную обработку, вы приобретёте:

  • совершенный текст, гладкий чистовик, который не стыдно будет предложить издателям и читателям; файл, который можно заключить в обложку и продавать через сетевые писательские сервисы;
  • удовлетворение от творчества, от создания литературного произведения; счастье от завершённого труда, от выполненной задачи, от достигнутого результата;
  • полное знание своих сильных авторских сторон и слабостей, а заодно открытие способов усовершенствоваться;
  • дружбу со строгим бородатым редактором по прозвищу Сердитор и персональные условия будущей работы над словом: цены жиже, счастье гуще!
Я делаю только то, что получается у меня лучше всего. Смысл моей жизни — создание текстов и правка. Поэтому я тот редактор, что работает с удовольствием. Сервис счастливого человека не может быть ни скверным, ни средненьким.
Я принимаю заказы выборочно; придирчиво отбираю лишь те, о которых знаю: вот эти тексты я точно сделаю как надо. Я не беру всё подряд и не работаю ради прибыли. Чисто меркантильный подход снизил бы удовлетворение от творчества. Я обслуживаю избранных. Я люблю в них себя.
И плюс литературный критик. Четыре в одном. Немало для одного человека. Моим заказчикам ни к чему бегать с охапкой папок по Интернету, разыскивать и покупать дополнительные услуги в других местах.
Работа на результат. Таково краткое описание моего подхода. Я работаю с автором до тех пор, пока мы вместе не достигнем конечного пункта, к которому прокладывали путь. Месяц, полгода, год, два года. Сколько потребуется, столько проработаю. Клиент покупает мою жизнь, я её продаю.
Обслуживаться у меня удобно. Оплачивать сразу полный цикл редактуры не нужно. Для начала я предлагаю экономичную пробную правку с замечаниями на полях и с отзывом. Мы, автор и я, должны почувствовать друг друга, притереться, состыковать желания с возможностями, а запросы с ценой. И только потом, после первых успешных шагов, мы пустимся в долгий общий путь.

Удобно и безопасно

Цена, установленная в ходе пробной правки и после бета-ридинга, не повышается. Автор доплачивает лишь в тех случаях, когда он сам решил дополнить свой текст, расширить его содержание, к примеру, ввести новых героев и новые главы и перестроить композицию.

Банковский платёж сопровождается электронным чеком. Причин для беспокойства нет. Деньги не пропадут. Вдруг передумали, а я ещё не начал работу, — чек аннулирую, деньги верну.


График исполнения заказа я соблюдаю точно; обычно отправляю готовый файл раньше обозначенного срока.

Между мною и автором нет посредников и менеджеров. Я открыт для своего клиента.

Я всегда занят именно этой работой. Правка ваших текстов, дамы и господа, — мой ведущий и единственный труд, а одновременно бизнес. Я не отвлекаюсь на малых детишек (у меня их нет), а завтраки, обеды и ужины подаёт мне жена (у меня она есть). Мне не нужно ходить к восьми утра на завод или в офис и вкалывать там на босса или начальника участка. Я работаю только на вас.

Мы взаимозависимы: вы даёте мне хорошо пропечённый хлеб, я даю вам хорошо пропечённый текст.

Электронные чеки, самозанятый, Олег Чувакин, законно, услуги писателя

Писатели выбирают строгого редактора!

Без лести и лжи

Стопроцентная чистота редакторского ответа. Вся правда о рукописи. Ноль лжи и лести.

Принято разными способами обхаживать заказчика-автора. Лесть — типичное оружие в руках того, кто намеревается поймать в липкие сети платёжеспособного клиента. «Вы очень хорошо написали, вы создали прекрасный текст, но мы сделаем его ещё лучше», — говорят обычно льстецы.

В психиатрии нет нормы, а редактор едва ли найдёт хоть один хороший текст среди тех, что ложатся на его стол. Посредственный — запросто. Плохой — таких навалом. Никуда не годный — их высятся горы.


Я не обманываю писателей. Текст плох? Автор непременно узнает об этом. Узнает по количеству правки. По кровавому виду рукописи. Узнает по первому же отзыву.

Когда кто-то уверяет вас, что присланный текст хорош, а то и прекрасен, подумайте вот о чём: не норовит ли этот кто-то обойтись минимальной правкой, избавиться от рукописи и поскорее получить денежки?

Да, возможно, вам предстоит узнать, что вы слабый писатель. Начинающий. Зато у вас будет книга. Вы скажете миру то, что хотите сказать.

Три в одном

Занимательная арифметика. Редактор + корректор + писатель. Вдобавок литературный критик, победитель конкурсов прозы, а также их организатор (позади семь состязаний рассказчиков и эссеистов, 2017—2020 гг.). Учитель, придумавший уроки счастья слова и давший им рекламу на авторском сайте. Бета-ридер, опытный читатель, осиливший за полвека восемь тысяч книг и помогающий теперь начинающим прозаикам найти в рукописях сюжетные недостатки и композиционные промахи.

Непросто найти такое сочетание профессий в одном человеке.

Вам не надо бегать за дополнительными специалистами. Наймите одного. Купите отрезок его жизни и ни о чём не беспокойтесь. Его сердце будет биться для вас.


Мой опыт и мои умения сослужат вам хорошую службу.

Я привык неустанно править и шлифовать собственные тексты. Я делаю это десятилетиями. Я не в силах править плохо; я не умею, не привык халтурить. Кто выдаёт третий сорт себе, тот на сторону гонит брак. Я шлифую медленно, несколькими проходами. От рубанка и шлифмашины добираюсь до шкурки-нулёвочки.

Корректура, редактура, литобработка, образцы, строгий редактор, Олег Чувакин, сердитор

Я прожил на свете больше полувека. Сколько ещё проживу? Допустим, лет десять-пятнадцать. За эти годы я гарантированно обслужу десятка два клиентов с произведениями крупной формы. С романами. Едва ли больше. Войдёте ли вы в их число?

Как и сколько платить. Как связаться

Платят мои клиенты на номер карты Сбербанка. Всё законно. Платежи поступают на именную карту самозанятого — Чувакина Олега Анатольевича.

Клиент получает номерной чек с моим именем. Электронный автограф! Чек выражается в рублях, а платить дозволяется в рублях, евро и долларах.

Номер карты я даю заказчику при переписке.

Минимальная плата за пробную правку: 2400 рублей; минимальная стоимость любого иного заказа: 1600 рублей.

Взгляните на прейскурант. Глаголы на карточках — ссылки. Они ведут на соответствующие главы страниц, где тарифы и услуги описаны подробно.

Аллегро
Для тех, кто торопится
80
и дороже за тысячу знаков
Редактура ускоренная. Тариф адресован тем, кто норовит сэкономить и проскочить без очереди
80, 120 и 160 рублей за каждую тысячу знаков с пробелами. Чем грязнее рукопись, тем выше цена.
Сам я этот дешёвый тариф не люблю и вам не советую. Но ошибок в тексте станет намного меньше.
Ускориться
Анданте
Тише едешь — дальше будешь
160
и дороже за тысячу знаков
Редактура классическая. Тариф для тех, кто поспешает медленно
160, 240 и 320 рублей за 1000 знаков с пробелами. Чем больше правки, тем выше стоимость работы.
Чем выше цена, тем глубже литературная обработка. Глубина погружения непременно обсуждается.
Вспотеть
Адажио
Хождение по мукам
480
за 1 тыс. зн. И ещё кружок?
Редактура огненная. Девять кругов ада
480 рублей за 1000 знаков с пробелами. Три круга редакторской и авторской правки.
Дополнительные выматывающие круги вероятны. Кошелёк заказчика толст.
Поджариться

Бета
Узнать правду
16
и дороже за 1 тыс. зн.
Бета-ридинг. Заказать чтение рукописи с отзывом
16, 24 и 32 р. за тысячу знаков. Бета-ридинг нужен всем, кто намеревается заказать правку произведения крупной формы.
Итог внимательного прочтения рукописи — отзыв: замечания по сюжету, композиции, характерам персонажей, грамотности, стилю.
Открыться
Проба
Испытать редактора
2400
за 10 тыс. зн.
Проверить исполнителя в деле. Заказать пробную правку
2400 рублей. Плата фиксированная. Редактура и умеренная литобработка фрагмента. Не более 10000 знаков.
Проба позволяет автору и редактору понять, насколько они подходят друг другу. В ходе пробы определяется цена на дальнейшую редактуру.
Попробовать
Переработка
Загадать желание
1,60
и дороже за 1 знак
Переписать, дописать и написать. С автором и вместо автора
1,60, 2,40 и 3,20 р. за каждый набранный знак. Полная переработка, дописывание или написание текста. От рассказа до романа.
Есть сюжетные и жанровые ограничения. За детективы и постмодернизм не берусь, а вот женскую прозу пишу с удовольствием.
Отдаться

Необязательно с лупой изучать тарифы. Без пробной правки и предварительного чтения всё равно не обойтись. А потому возьмите да напишите мне прямо сейчас.

Начните так: «Здравствуйте, Олег. Мой роман почти готов. Не хватает одного: твёрдой редакторской руки…» Сформулируйте кратко цели и задачи, укажите форму произведения, приведите объём рукописи (в знаках). Обрисуйте в общих чертах требования к редактуре или литобработке. Смело озвучьте желания, включая фантастические.

Самый надёжный способ связи — контактная форма. Заполните её поля и нажмите малиновую кнопку «Отправляю». Мой домашний робот поблагодарит вас!

Ваш Олег Чувакин