Строгий редактор. Правит и литературно обрабатывает текст
Seditor.pro

FAQ. Нетипичные ответы редактора на типичные вопросы авторов

FAQ, часто задаваемые вопросы, ответы редактора авторам

Вопросы, часто задаваемые строгому редактору, и ответы на них. О писательстве и литературе, о труде и его стоимости, о жизни и времени, о черновиках и таланте.

Оглавление

Вопросы о редакторском труде

Денежные вопросы

Вопросы о редакторском труде

Правда ли, что вы даёте отзыв каждому автору, даже тому, кто заказал вам правку на пробу? Мне сказали, что даёте и денег отдельных не берёте.

Правда. Даю краткий отзыв (от нескольких строчек до одной странички), обобщающий типичные авторские ошибки и недочёты: от грамматики до пунктуации, от лексики до фразеологии, от стиля до мастерства диалогов. Его содержание и длина зависят от содержания текста. Никаких шаблонных подходов я не практикую.

В отзыве могут присутствовать указания на логические несоответствия и фактические ошибки. Список их увязан с комментариями на полях, сопровождающими правку, что очень удобно для автора.

Краткий отзыв получают авторы, заказавшие у меня любую правку. Без отзывов остаются лишь те, кто выбрал тариф «Аллегро», — дешёвую правку, не предусматривающую ни отзыва, ни комментариев на полях.

Не следует смешивать краткий список ошибок с полным редакторским отзывом. Второй гораздо шире.

Зачем нужна пробная правка? По-моему, лишнее время занимает.

Проба позволяет понять, подходят ли автор и редактор друг другу. В ходе пробы уточняются требования заказчика и определяется точная стоимость дальнейшей редакторской работы.

Редактор, фиксирующий цену редактуры до пробы, либо неопытен, либо самонадеян. Редактор, принимающий все заказы по одной цене, занимается самодеятельностью или работает по трафарету.

Я планирую написать историю своего рода и своей семьи. Издать малым тиражом книгу и разослать экземпляры родственникам. Я не литератор, писать — не моё призвание. У меня черновики, наброски, дневники, фотографии. Мне нужна помощь специалиста в создании книги, написанной хорошим русским языком. Вы оказываете соответствующие услуги?

Конечно. Редактура биографических текстов — увлекательная работа. Живая. Я очень её люблю.

Это ответственная работа. И долгая. Вы должны быть готовы к тому, что совместный труд над будущей книгой, превращение черновика и набросков в полноценное биографическое повествование займёт от полугода до года.

Мне нужна срочная правка. Я сочинил роман и уезжаю в отпуск. Хочу забрать с собой выправленную рукопись и насладиться под пальмами идеальным текстом. У вас 24 часа. Возьмётесь?

Редактура — труд медленный, вдумчивый, обстоятельный. За сутки я не возьмусь выправить текст крупной формы. Вы хотите, чтобы какой-нибудь редактор обработал вашу рукопись по методу «тяп-ляп»? Наверняка кто-то согласится. Не я.

Редакторская правка часто переходит в литературную обработку и отнимает времени куда больше, чем начинающий прозаик потратил на черновик романа. Полгода, год, полтора года на переработку и шлифовку романного текста — это нормально.

За сутки можно переработать разве что пару заметок для соцсетей.

Вы указали мне на ряд следующих недостатков: канцелярит в описаниях, деревянный язык персонажей в диалогах, бедный лексикон, масса повторов, общие понятия вместо конкретных, отсутствие зримости, неумение создать точный образ. Но сейчас у всех бедный лексикон, все пишут на канцелярите. И говорят. Это такой стиль, такая речевая норма. Я выработал свой стиль на основе той речи, которая употребляется повсеместно, а вы предлагаете от моего достижения избавиться. Вам не кажется, что вы перебарщиваете?

Фиксация обеднённой языковой «нормы» — не достижение. Художественное достижение писателя — передача читающей публике образцовой богатой речи, приучение читателя к чистому слову.

В той манере, которую вы поспешили объявить стилем, пишут миллионы. Одного автора от другого не отличить. Подлинный стиль непременно индивидуален, ибо отражает личность. Богатый словарный запас + узнаваемая манера повествования + речевая неповторимость = стиль.

Я предлагаю два варианта помощи начинающим авторам: 1) бета-ридинг — читательский анализ художественных текстов с отзывом; 2) пробная редакторская правка, выявляющая все огрехи и ошибки, допущенные писателем. Ошибки не только исправляются, но и комментируются, по окончании правки формируется небольшой отзыв.

Также я даю уроки художественного слова. Они адресованы тем, кто стремится научиться писать точно и образно, найти и усовершенствовать свой стиль.

Пишете ли вы художественные произведения на заказ? У меня есть идея, то, о чём я хотел бы написать, но нет знаний. Да и идея не совсем готова. Персонажа придумал одного, а ещё немного девушку представляю. Некогда заниматься всем этим.

У вас нет ни идеи, ни набросков, ни героев, ни понимания формы. Я редактор и литературный обработчик. Я решаю ясно поставленные задачи.

Попробовал сочинять рассказики — очень понравилось. Приятное времяпрепровождение! Я сразу пишу чистовики, идут они легко. Но почему-то читатели смеются, говорят, это не рассказы. Решил обратиться к редактору, узнать, в чём дело.

Литература — выматывающий труд, а не способ приятно провести время. Создание художественного текста — не развлечение, а большая работа.

Есть полезная книга на эту тему: «Как писать хорошо» Уильяма Зинсера. Рекомендую.

Дорога к совершенному тексту — это цикл переписываний. Круг за кругом. Вроде бы вот он, финиш, — нет, снова берёшься за правку, там и сям улучшаешь. Я подозреваю, что чистовиков не существует.

Пианино, клавиши

Работа редактора и литобработчика, как и писателя, — не развлечение, но труд, по созидательной сути своей такой же, как труд хлебороба, сварщика, композитора, программиста, инженера, строителя или учителя. Редакторская работа не есть нечто, что совершается само собой, выполняется лёгким машинным способом, пока человек чаёк попивает. Нет. Клавиши сами не прыгают, выбивая нужные слова. Бывает, на правку единственного абзаца уходит целый день. Живой день.

Моя дочь (ей девять) сочинила (пересказала) историю про Поттера, у неё своё видение. Мечтает о собственном издании. Можете взяться за исправления?

Простите, но с детскими рукописями я не работаю. Клиентский возрастной ценз — восемнадцать лет.

Я ищу редактора для своей книги. Текст работы у меня свой уже есть, требуется помощь, так сказать, причесать текст. Хочу узнать ваши условия работы и посмотреть какой-нибудь текст для знакомства с вашим стилем, чтобы понять, подойдём ли мы друг другу.

Мои авторские тексты бесплатно выложены на сайте «Счастье слова». Эссе, рассказы, повести, романы, статьи. Читайте на здоровье.

Мой подход к редакторской работе в общих чертах таков: вы формулируете требования к редактуре и заказываете пробную правку. Я её выполняю. Вы решаете, подхожу ли я вам.

Как я понял из описания услуг, вы можете и редактировать, и переписывать, и даже писать вместо автора. К примеру, там, где он не справляется с потоком слов.

Всё верно. С определёнными ограничениями. Не берусь за детективы. Не работаю с постмодернистами. Не редактирую стихи. Не правлю никуда не годные сочинения — оставляю деньги авторов у авторов.

Люблю социальную фантастику, реализм, биографии, истории семей, мотивирующие книги. Люблю сотрудничать с людьми, которые ясно видят свою цель.

Нужен литературный редактор. Запутался в романе с лицами. Половину глав необходимо переписать — подать от третьего лица. У меня первое. Написано нескладно и пресно. Живости не хватает. Вы не только редактор, а и писатель. Наверное, я по адресу обратился.

Совершенствование стиля + перестройка композиции + оживление характеров — моя любимая тройная задача. Присылайте рукопись.

У меня роман. Я заказал редакторскую услугу через один сетевой сервис. Там у них так всё плотно организовано, что я не могу вообще контактировать с неким редактором, пока он не окончит правку. Так и сказано было: не имею права общаться с ним. Даже не знаю, как его или её зовут. Мне через месяц отправят готовый файл. Это так везде принято?

Не могу сказать о «везде», не знаю. Зато могу рассказать о своём подходе. Он выверен десятилетиями.

Для начала я предлагаю клиенту правку не всего файла, а небольшого фрагмента. Заказчик получает недорогой образец моей редактуры (кстати, предварительную правку я часто пропускаю вне очереди), а я прямо на практике знакомлюсь с его текстом.

Ознакомившись с результатом пробной правки, автор решает, стоит ли со мной сотрудничать. Я же, в свою очередь, определяю варианты стоимости дальнейшей правки.

Я не прячусь от клиента. Никаких закрытых дверей. Правка всегда обсуждается. На переписку с заказчиком уходит много времени, но эту часть редакторского труда из общего процесса не исключить. Исключение будет означать пренебрежение интересами клиента и соответствующее снижение качества услуги.

Ведь кто такой заказчик? Он автор! Он дорожит собственным текстом. Он платит деньги за правку.

Даже в тех случаях, когда редактор становится литературным негром, обсуждение и совместная проработка эпизодов не исключаются.

У меня готово и специальное предложение. В рамках тарифа «Адажио» я предлагаю писателям читку-правку круг за кругом. Это предложение для тех, кто очень дорожит своею рукописью и желает не только поучаствовать в правке, но и чему-то научиться у редактора.

В рамках относительно дешёвых тарифов обсуждение тоже не исключается.

Кому нет дела до заказчика, тому наплевать и на его текст.

Я не писательница. Но пишу сказки для детей и их иллюстрирую. Я знаю, вы сумеете красиво их исправить. Вы же мне не откажете, правда?

Правда.

Почему вы отключили здесь комментарии? Ведь на сайте «Счастье слова» комментарии у вас включены, там их полно.

У меня нет времени отвечать на комментарии. Зато у меня есть время на работу с рукописями клиентов.

Хотите оставить отзыв о моей работе? Напишите в гостевую книгу.

Денежные вопросы

Почему я должен платить за пробную правку, а потом платить за всю редактуру?

Вы не платите дважды.

Пробная редактура — это полноценная правка текстового фрагмента. Окончательная. С доработками, ежели таковые окажутся необходимыми. За пройденный фрагмент никто не платит второй раз.

Пожалуйста, сначала прочитайте мою рукопись! Если моя повесть откровенно слабая, сразу напишите мне об этом. Тогда и править незачем.

Бесплатно я не работаю. Чтение файлов с отзывом называется бета-ридингом. У этой услуги есть свой прейскурант.

Прозаикам, обратившимся ко мне впервые, я предлагаю пробную платную правку с кратким отзывом, в котором группируются типичные ошибки и огрехи. Правка фрагмента и отзыв позволяют автору узнать свои слабые и сильные стороны.

У меня есть идея от «А» до «Я». И я желаю, чтобы вы в будущем редактировали мою работу. Идея сильная. И воплотить её в жизнь предстоит мне. Сколько денег мне готовить?

Похоже, вы ещё не воплотили вашу идею в произведение. Напишите текст и пришлите мне. Я с удовольствием посмотрю.

Хочу попросить вас посмотреть мой первый рассказ. Меня интересует, есть ли у меня способности к прозе и стоит ли мне этим заниматься. Цена вопроса?

Присылайте файл, я с удовольствием посмотрю. У меня большой читательский опыт: за полвека жизни я оставил позади восемь тысяч томов. Минимальная цена бета-ридинга, чтения текста с отзывом, — 1600 рублей.

Написал книжку. Не для прибыли. Просто надо +100500 к карме. Ну, типа я автор изданной книги. Короче, для понтов и рейтинга. Стиль у меня типа разговорный, к концу предложений читатель теряет начало, а запятые у меня авторские. Нельзя ли мой некоммерческий проект отредактировать за полцены? Книжка же типа несерьёзная.

Вы обесцениваете собственный труд, а с ним и мой. А заодно и мою жизнь. Так не пойдёт.

Нужна корректура очень большого объёма: свыше восьмисот страниц. Подскажите, пожалуйста, сколько это приблизительно может стоить?

Отдельно корректуру я не выполняю. Только в комплекте с редактурой.

Вы выправите и перепишете мой роман. Потом я отнесу рукопись в издательство. И стану миллионером?

Едва ли. Надеждой я не торгую. Почитайте Спинозу.

Литература переживает упадок. Тиражи бумажных книг в России падают с каждым годом. Тираж в 2-3 тыс. экземпляров уже считается весьма приличным для страны, чьё население превышает сто сорок миллионов человек. Рынок же электронных книг ничтожен: его ёмкость составляет примерно шесть процентов от рынка бумажного.

Начинающий писатель часто не получает с изданной книги ничего, если тираж не распродаётся. С распроданного малотиражного романа автору, быть может, достанется 30-40 тысяч рублей. Тем, кому господа издатели, предпочитающие риску стабильность, милостиво дозволяют тираж побольше, платят обычно 60-80 тыс. рублей.

На хороший роман уходит значительный отрезок жизни. У Толстого и Флобера уходило по семь лет.

Хотите зарабатывать миллионы — присмотрите себе иное писательское занятие. Сочиняйте сценарии к фильмам или компьютерным играм. Занимайтесь коммерческим копирайтингом.

Намереваюсь написать книгу. Цель: красивая книга, читаемая, покупаемая, результат — бестселлер и гонорары. Мне очень нравится ваш стиль, я хотел бы получить вашу помощь в написании и доведении моего текста до живого варианта.

Вы смешиваете две услуги: написание книги и продвижение (продажу) книги. Вторым я не занимаюсь. Я не проникаю в издательства с чёрного хода, не являюсь кем-то вроде литагента, не веду книготорговлю и никому не обещаю больших тиражей и тем паче больших гонораров. Вопросами продвижения занимаются специальные «продажники» в соответствующих издательских отделах. Я никак не связан с такими людьми. Моё дело — слово.

Оживить ваш стиль я возьмусь. Я редактирую и переписываю черновики клиентов с тою же тщательностью, с какою работаю с черновиками своими.

Мы вместе пройдём трудный путь до чистовика. До книги.

© Олег Чувакин, 28-29 января 2021