Строгий редактор. Правит и литературно обрабатывает текст
Seditor.pro

Преображение. Искусство литературной обработки

Рыба, основа текста, заготовка, скелет, материал для литобработки

Как превратить набор пустых слов в художественное произведение. От абстрактного к конкретному. От «рыбы» к образу. Литературная обработка текста и её цена.

Оглавление

Литобработка как художественная интерпретация текста

Пересоздание чужих текстов. Работа, которую делают с любовью

Редактор и прозаик. Две грани одного таланта

Литературная обработка: очищение, переписывание, преображение

Постижение творчества

Редактор в помощь!

Способ сократить 10.000 часов практики

Преимущества литературной правки. Обобщение

Стоимость литературной обработки

Тариф «Сделай сам». Переработать и дописать

«На полпути». Для тех, кто застрял

«Призрак». Теневой писатель к вашим услугам

Литобработка как художественная интерпретация текста

Литературная обработка — художественная интерпретация текста опытным редактором. Иногда соответствующего специалиста именуют «доводчиком».

«Доводчик» требуется всем начинающим писателям и очень часто требуется писателям продолжающим, воспитанным на той третьесортной литературе, что плодится на бесчисленных «самиздатах».

В процессе творческого переосмысления и переписывания редактор-доводчик перерабатывает исходный авторский материал до неузнаваемости. В сущности, он пишет уже написанную книгу и становится соавтором, не претендуя, однако, на авторские права и права собственности.

После литературной правки безликая, расхожая манера повествования, свойственная подавляющему большинству нынешних беллетристов, получает неповторимый стиль. Лексикон, заданный автором, обогащается: расширяется в несколько раз. Персонажи из ходульных превращаются в живых и начинают говорить на человеческом языке. Каждый из них обретает уникальные речевые особенности. Уточняется наименование героев, выправляется точка зрения.

В финальной стадии, при шлифовке, выравнивается темп повествования, пробуется на слух ритм фраз, проверяется надёжность их сцепления.

Литобработчик выполняет и обыкновенную редакторскую работу: проверяет текст на удобоваримость, проводит фразеологическую, лексическую, логическую правку, следит за осторожным обращением с фактами и помечает для передачи консультантам или самостоятельно анализирует эпизоды, вызывающие определённые сомнения.

Так устраняются противоречия в разных областях, в которых автору либо не хватило знаний, либо не достало трудолюбия.

Пересоздание чужих текстов. Работа, которую делают с любовью

Обработка рукописи занимает долгое время.

На начальном этапе обработчик выполняет пробную правку. Готовый её результат обсуждается с автором рукописи. Только при достижении обоюдного согласия, при принятии окончательных решений, относящихся к сферам искусства и финансов, редактор приступает к заказу в полном объёме.

Работа над произведением крупной формы (повесть, роман) длится от нескольких месяцев до года и более. Бывает, начинающий прозаик выдаёт роман за полтора-два месяца, а литобработчик сидит над ним полгода.

Романы, произведённые начинающими писателями, почти всегда не дотягивают даже до черновиков. И очень часто издательства выпускают в свет вместо выверенных чистовиков такие вот черновики.

Сотрудничество автора с редактором-доводчиком — верный способ привести рукопись в порядок и довести её до того состояния, которое принято называть высоким словом «произведение».

Итог работы опытного редактора таков, что из файла можно верстать электронную книгу и смело предлагать её читающей публике.

Молодой литератор, воспользовавшийся услугами соответствующего специалиста, не только получает готовый литературный продукт. Наблюдая за работой «доводчика» и в той или иной степени в ней участвуя, он приобретает ценный опыт в правке.

Найти хорошего редактора, способного обработать произведение, не повредив изначальные авторские идеи, редактора опытного, не склонного к лени, употреблению водки и разгильдяйству, крайне трудно. И почти невозможно найти того, кто работу по пересозданию чужих текстов любит, а к клиенту относится не как к номеру в очереди, а как к личности.

Редактор и прозаик. Две грани одного таланта

Безусловно, для литературного преображения рукописи, для переписывания произведения от завязки до развязки необходим талант. Вернее, нужны две грани одного таланта: способности редактора и способности прозаика. Такими двойными способностями обладали, к примеру, Чехов и Бунин, умевшие править сами себя.

Особенно широко проявил здесь талант Антон Чехов, переписавший свои тексты не по разу. Чехов являлся именно обработчиком. Рассказ «Толстый и тонкий» в редакции 1886 года был переписан характерно. Именно эту хрестоматийную редакцию, а вовсе не проходной текст 1883 года, изучают сегодня в школах.

Перед изданием полного собрания сочинений Чехов снова переписал все свои произведения. Чехов переписывал набело даже письма. Кто нынче способен на такой письменный подвиг?..

Нынче подвиг совершается парно. Редактор становится тенью автора.

Чем больше рассчитывает на редактора автор, тем шире вмешательство редактора в исходный материал.

Поэтому переработка текста трактуется довольно широко. Её границы расходятся от частичного переписывания оригинала до полной замены «исходника» новым текстом. В последнем случае меняются даже герои произведения, а сюжет приобретает иные повороты. Бывает, что и развязка заменяется на противоположную! Трагедия смягчается и получает комический оттенок; юмористический роман вдруг звучит серьёзно, а то и сурово.

Полное переосмысление (от отдельных сцен до всего сюжета, до композиционной перестройки) и художественное переписывание практикуются тогда, когда оригинальный текст в литературном отношении совершенно беспомощен.

В этом случае редактор чудесным образом превращается в писателя. Собственно, литературную правку и доверяют исключительно писателям. Анна Караваева, обработавшая сырую рукопись Н. Островского, была и редактором, и прозаиком.

Частичная литературная обработка подходит для материала, хотя бы поверхностно выправленного самим автором. Здесь вмешательство в сюжет и композицию может быть минимизировано, а стиль выправлен таким образом, чтобы сохранить присущую автору самобытность.

Сотрудничая с редактором, выступающим в двух ипостасях, писатель проходит эволюцию из трёх ступеней. Сначала, осознавая собственное литературное несовершенство, он полностью доверяется опыту и таланту «доводчика» — передаёт ему первую свою рукопись на основательную правку.

Рукопись второй книги, поступившей от этого же автора, как правило, чище. Писатель многому научился у своего редактора и перешёл в разряд «продолжающих». Впрочем, до идеала ещё далеко, и вторая рукопись тоже краснеет, обливается кровью под редакторским пером. Хорошим можно признать тот уровень достижений литератора, когда его сочинению на втором эволюционном этапе не требуется полная переработка.

Замечательно, когда на третьем этапе развития литератор достиг той степени совершенства, когда литобработка, и полная, и частичная, у него позади. Всё! Теперь рукописи его нуждаются лишь в традиционной редакторской правке.

Если дело обстоит именно так, этого писателя следует поздравить с подлинным успехом. Перед нами — талантливый человек. И, конечно же, трудолюбивый: ведь талант без труда никак не проявится.

Литературная обработка: очищение, переписывание, преображение

Посмотрим на образцы литературной правки художественных произведений.

На представленной картинке типографским цветом набраны оригинальные абзацы, малиновым цветом выделены абзацы переработанные.

Литературная обработка текста, литературная правка, образец, пример

В исходных текстах глазу не за что зацепиться. Сыро и холодно. В сущности, это рыба. Голый фактаж: некто был там-то. Ни одного чётко прорисованного образа. Ничего оригинального. Читатель не примет от автора образ, картину не представит и, следовательно, ничего не запомнит.

Вот определение, имя прилагательное: изумительный. Оно абстрактно, невообразимо. Вот предмет, имя существительное: собака. Оно родовое, не специфическое. Запоминается же исключительно конкретное.

Вид следует показывать, а не определять. Собаке следует дать породу, а заодно вместо «цвета» окрас.

Специфическим понятиям следует отдавать приоритет перед генерическими, учил энциклопедист Герберт Спенсер. Недаром Джек Лондон им восхищался. Употребление конкретных понятий сберегает умственные силы читателя.

Постижение творчества

Как автору узнать, что и как переписать, где и что заменить? Как постичь сам творческий процесс такой переработки?

  • Во-первых, нужно детально знать предмет, о котором идёт речь. Писать о том, чего не знаешь, что не изучил в должной мере, есть верх самонадеянности.
  • Во-вторых, требуется развитое, натренированное годами практики воображение.
  • В-третьих, необходим богатый лексикон. Богатство речи вырабатывается десятилетиями медленного чтения.

Десятилетиями?..

По счастью, сей долгий процесс можно ускорить.

Редактор в помощь!

На помощь писателю приходит литературный обработчик. Его искусство состоит в том, чтобы облечь набор слов в художественную форму. Собственно говоря, именно обработка и есть творчество — превращение голого фактажа в художественное произведение, гармоничное заключение выверенного содержания в подходящую форму.

Все мы знаем, как преображается природа в пейзаже живописца. Это происходит потому, что художник передаёт нам своё видение. Точно так работает и беллетрист, только вместо красок он использует слова.

Когда каждое слово подобрано со знанием дела и поставлено на своё точное место (так же, как верно подобраны цвета и положены тени у живописца), тогда читатель наслаждается красотой повествования. Когда слова общи, когда автор не знает предметов и людей, о которых пытается рассказать, у него, как у неумелого художника, выходит мазня.

Литературная правка очищает полотно, смывает мазню. И на основе голого фактажа выводит художественный текст.

Мои клиенты называют такую обработку оживлением стиля. Здесь так и хочется воскликнуть: клиент всегда прав!

Способ сократить 10.000 часов практики

Сотрудничество с опытным редактором и литобработчиком даёт начинающим писателям двойной результат. Это выправленный текст и косвенно полученные уроки литературного мастерства.

Разумеется, такие уроки извлекают только трудолюбивые авторы. Те, кто разбирает каждое исправление, каждое переписанное предложение, кто постоянно практикуется, рассчитывая в будущем избавиться от всех типичных ошибок и выработать чистый художественный стиль.

Со временем, каждодневно учась на переписанных литобработчиком рассказах и создавая новые тексты, некоторые авторы добиваются на удивление многого.

На выработку стиля уходит несколько лет. Не надо ждать никакого вдохновения; Джек Лондон, Лев Толстой, Антон Чехов, У. С. Моэм и другие мировые знаменитости его не ждали и в него не верили.

Известный психолог Андерс Эриксон вывел число: 10.000 часов. Около 180 минут ежедневно нужно посвящать избранному своему занятию, чтобы за десять лет набрать в сумме 10 тысяч часов. Тогда-то и можно будет говорить о достижении мастерства.

Итак, требуется примерно десять лет упорных занятий. Популяризаторы концепции Эриксона считают, что теория 10.000 часов годится для представителей самых разных профессий: музыкантов, писателей, программистов, спортсменов, артистов кино и т. д.

Мой писательский, редакторский и корректорский опыт подсказывает мне схожие числа.

Оптимальное рабочее время для литератора — 4 часа. Не больше. Далее внимание притупляется, мозг устаёт. 8-часовой рабочий день писателю противопоказан!

Кроме того, нельзя забывать о нездоровом сидячем труде. Продолжительность рабочего дня корректора в СССР ограничивалась 6 часами вместо традиционных 8.

Работая над текстами совместно с редакторами, авторы, естественно, ускоряют процесс творческого обучения. В итоге им требуется меньше 10.000 часов для достижения желаемого мастерства. Редактор и литобработчик с первых же дней указывает автору на типичные недочёты.

Бед у начинающих прозаиков великое множество: бедный лексикон, грамматические, пунктуационные, фразеологические, логические и фактические ошибки, композиционные провалы (от хаотичной структуры произведения до неверно переданной точки зрения), неумение вести диалоги, трудности с изображением живых характеров и пр.

«Самообучающийся» автор может годами совершать одни и те же ошибки; литобработчик, который дополнительно выступает в роли терпеливого литературного учителя, постепенно научит молодого писателя подбирать точные слова и строить живые образы.

Самодеятельность может обернуться для горемыки-автора нескончаемой мукой; сотрудничество наставит его на путь истинный и приведёт к счастью. К счастью слова — так я говорю.

Преимущества литературной правки. Обобщение

Литобработка есть путь от чудесного преображения рукописи к живому творчеству.



Преображение текста. Голый фактаж на входе — литературное произведение на выходе.


Обучение с ускорением. Вместо мучительной самодеятельности автор обучается на практике.


Живое творчество. Литобработка — не сухая редактура, а гармонизация текста, путь к красоте стиля.

Стоимость литературной обработки

Здесь я рассказываю о трёх вариантах полной литобработки художественных, а равно и публицистических произведений. Частичную литобработку я часто отношу к редактуре с переписыванием и продаю по более дешёвым тарифам: «Адажио» и «Анданте». Их я описываю на странице «Быстро, не спеша, по-черепашьи. Сколько стоит правка текста».

Стоимость литературной обработки, как и цена редактуры, прямо зависит от трудозатрат исполнителя. Чем больше расходуется жизни на трудовой процесс, тем выше поднимается цена. Редактор продаёт свою жизнь.

Литературная правка текста включает переписывание, дописывание и «многослойную» редактуру. Стоимость её я уместил в три тарифа. Они показаны на карточках ниже.

Сделай сам
Труженикам
1,60
за каждый знак
Ваш шанс довести рукопись до ума
Работа с завершённым чистовиком или черновиком.
Слабый сюжет, изломанная композиция, хромая логика, скверный стиль допустимы.
На полпути
Упрямцам
2,40
за каждый знак
У вас только половина рукописи? Не беда!
Работа с неполным текстом (неоконченным романом).
Автор не знает, как продолжать сюжет, куда вести героев. Нет ни кульминации, ни развязки.
Призрак
Богачам
3,20
за каждый знак
Вам почему-либо нужна книга. Она будет
Работа с голой идеей, а то и без таковой.
Набросков нет, плана нет, задумки нет. Деньги есть.

Тариф «Сделай сам». Переработать и дописать

Тариф «Сделай сам» (1 р. 60 к. за каждый выданный редактором знак) я адресую тем мученикам пера, что положили изрядно сил на сотворение черновика. Они немало потрудились и над доведением его до чистовика.

Они приносят редактору произведения, имеющие не вполне ясную логику повествования, слабенький сюжет, прихрамывающую композицию, недостаточно проработанные характеры героев и «деревянный» стиль, по которому безошибочно узнаётся начинающий литератор. (Кстати, понятие «начинающий» не синонимично слову «молодой». Начинающие авторы могут быть самого разного возраста. Иные садятся писать книжки на пенсии — к примеру, мемуары.)

Авторы таких текстов, посредственных, но написанных от начала до конца, без разрывов и пометок «не знаю, что тут сочинить», вправе рассчитывать на тариф «Сделай сам». Они могут поблагодарить себя: ведь экономия на услугах редактора образовалась благодаря их труду.

«На полпути». Для тех, кто застрял

Тариф «На полпути» подойдёт тем, кто не довёл свою рукопись до финишной черты. Да и до середины-то не довёл.

Утомлённые авторы выдохлись, остановились на развилке. Они не представляют, куда идти, чем продолжить сюжет. Вместе с авторами замерли их герои.

Стоимость литературной помощи по тарифу «На полпути» составляет 2 р. 40 к. за каждый выданный знак.

«Призрак». Теневой писатель к вашим услугам

И третья карточка в ряду: тариф «Призрак». 3 р. 20 к. за знак. За этой ценой кроется уже не обработка текста. Обрабатывать, в сущности, нечего.

Речь идёт об услуге теневого писателя, не претендующего на официальное соавторство и на какие-либо права тоже не претендующего. Может показаться, что ему и вовсе ничего не нужно, но это не так. Деньги нужны.

Тот, кто приходит ко мне с соответствующим заказом, имеет, как правило, смутные идеи при ясных желаниях: «Я решил написать и издать книгу». Или вот: «Моя жена собирается стать писательницей, вступить в союз писателей. Надо, чтобы у неё был роман. Про любовь, ну, или там…»

Обрабатывать и переписывать нечего: текста нет. Часто нет и задумки.

Надо писать. Сочинять.

Вот так литобработчик превращается в литнегра.

Литературный негр, он же писатель-призрак, создаёт произведение с чистого листа. Пишет роман, рассказ, сказку, биографию, мотивирующую книгу на заказ.

Я и есть этот негр. Сибирский бородатый негр.

Я выполняю и такие мудрёные заказы. И делаю это с неизменным удовольствием. Я люблю писать — и деньги тоже люблю. Не как таковые их люблю, нет. Я обожаю получать их за тексты. За честно выполненную работу. Любимую работу.

© Олег Чувакин, 31 января — 1 февраля 2021

Вы дочитали страницу до последних строчек. Пора написать мне, Олегу Чувакину, редактору, литобработчику, прозаику и негру сибирскому.

Расскажите мне о ваших литературных трудностях. Я разрешу их все.

Заполните не спеша поля контактной формы и нажмите малиновую кнопку «Отправить». Машина доложит вам об успешной доставке послания.

Я пришлю вам ответ.